О статье «Моргунов и голодные»

25 апреля 2019 года на сайте Рязанской областной газеты опубликована статья «Моргунов и голодные». В этой связи Управление Федеральной службы судебных приставов по Рязанской области полагает необходимым разъяснить следующее.

22 марта 2019 года на основании исполнительного листа, выданного Рязанским районным судом, в Отделе судебных приставов по городу Рязани и Рязанскому району возбуждено исполнительное производство в отношении гражданки Труниной. В соответствии с требованиями исполнительного документа обеспечительного характера необходимо было наложить арест на недвижимое имущество, принадлежащее должнику на праве собственности.

Руководствуясь требованиями Федерального закона от 02.10.2007№ 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее — Закон № 229-ФЗ), судебный пристав-исполнитель осуществил выход по месту нахождения имущества и в присутствии понятых наложил арест на имущество должника, указанное в исполнительном документе, о чем составлен акт о наложении ареста (описи имущества). Необходимо отметить, что при совершении исполнительных действий присутствовала сама должница — гражданка Трунина.

В соответствии со ст. 80 Закона № 229-ФЗ, арест имущества должника включает запрет распоряжаться имуществом, а при необходимости — ограничение права пользования имуществом или изъятие имущества. Вид, объем и срок ограничения права пользования имуществом определяются судебным приставом-исполнителем в каждом случае с учетом свойств имущества, его значимости для собственника или владельца, характера использования, о чем судебный пристав-исполнитель делает отметку в постановлении о наложении ареста на имущество должника и (или) акте о наложении ареста (описи имущества). Также судебный пристав-исполнитель при наложении ареста на имущество должника указывает в акте о наложении ареста (описи имущества) лицо, которому передано под охрану или на хранение имущество, а также делается отметка о разъяснении лицу, которому передано  под охрану или на ответственное хранение арестованное имущество, его обязанностей и предупреждении его об ответственности за растрату, отчуждение, сокрытие или незаконную передачу данного имущества. 

С точки зрения теории гражданского права, запрет распоряжения имуществом, принадлежащем собственнику, включает в себя запрет на отчуждение данного имущества, а пользование имуществом предполагает определенные границы действий в рамках использования данного имущества. Более того, на законодательном уровне отсутствуопределение видов и объемов ограничений пользования имуществом, которые может установить судебный пристав-исполнитель при производстве ареста имущества, принадлежащего должнику.

В этой связи судебный пристав-исполнитель произвел арест имущества должницы с ограниченным режимом пользования.

В соответствии с ч. 1 ст. 86 Закона № 229-ФЗ, недвижимое имущество должника, на которое наложен арест, передается под охрану под роспись в акте о наложении ареста должнику или членам его семьи, назначенным судебным приставом — исполнителем, либо лицам, с которыми территориальным органом Федеральной службы судебных приставов заключен договор.

В рамках данного исполнительного производства судебный пристав-исполнитель оставил арестованное имущество на ответственное хранение должнице — гражданке Труниной. Ввиду чего, арестованное имущество было передано должнице под охрану. Ответственный хранитель была предупреждена об уголовной ответственности, предусмотренной ст. 312 Уголовного кодекса Российской Федерации за незаконные действия в отношении имущетсва, подвергнутого описи или аресту и вверенного на хранение.

По итогам произведенного ареста имущества, 22 марта 2019 года судебным приставом — исполнителем принято процессуальное решение об окончании исполнительного производства фактическим исполнением.

При проверке материалов данного исполнительного производства нарушений законодательства не установлено.

Относительно информации, содержащей домыслы и неподтвержденные факты о незанонных действиях сотрудников Отдела судебных приставов по городу Рязани и Рязанскому району, Управление Федеральной службы судебных приставов по Рязанской области опровергает данную информацию.

Более того, Управление не находит никакой связи между исполнительными действиями в рамках указанного исполнительного производства и действиями должностных лиц Отдела судебных приставов, и информацией, содержащей мнения о якобы «передвижениях» должностных лиц.

Необходимо отметить, что на фотографиях, содержащихся в статье, изображено должностное лицо Отдела судебных приставов, а именно — начальник отдела — старший судебный пристав Турсунова. Однако, данные фотографии сделаны в непосредственной близости к Отделу судебных приставов, расположенного по адресу: пр-д Яблочкова, д. 5. Таким образом, Управление полагает, что в данной ситуации нецелесообразно инкриминировать какие-либо действия должностному лицу, которое при исполнении своих должностных обязанностей может свободно передвигаться по территории, на которую распространяется юрисдикция вверенного ему  подразделения, а также общаться со сторонами исполнительного производства и их представителями.

Дополнительно Управление сообщает, что вышедший материал содержит необоснованные обвинения в адрес должностного лица подведомственного Отдела судебных приставов, а также персональные данные указанного лица. 

В этой связи субъектом персональных данных (должностным лицом Управления) готовится исковое заявление в суд, а также соответствующее заявление     в правоохранительные органы.

 

Пресс-служба Управления ФССП России по Рязанской области

 

 

 

 

Время создания/изменения документа: 30 апреля 2019 14:32 / 30 апреля 2019 14:44

Версия для печати